раздел: Экспертные интервью Интервью с Лапшиным Д.Ю.

«Мы не должны потерять отдалённые районы»

 

Дмитрий Лапшин, архитектор

 

- Насколько в Перми комфортна городская среда?

- Для меня, как и для многих комфортная городская среда складывается из трех компонентов: природное окружение, искусственное окружение, которое люди создали, и инфраструктура, то есть то, что мы, в основном не видим, но пользуемся и ощущаем качество, в том числе и транспортная сеть. Чтобы определить, насколько город Пермь далёк или близок к комфорту, надо по каждой из этих составляющих дать оценку.

По климату долго не стоит распространяться: нам достался такой климат, в котором все наши ресурсы и усилия направлены на то, чтобы бороться с ним. То есть мы фактически боремся за выживание, настолько у нас это некомфортно. Поэтому мы даже при равных бюджетах с другими европейскими городами изначально проигрываем во многом.

Искусственное окружение, как и инфраструктура, досталось нам по наследству – это строилось последние 70 лет. Наш город-завод и был городом заводом. С центром несколько иначе, там исторический город, он совсем другой. А любая периферия – это фактически протянутые сети к мощным предприятиям, а вдоль этих сетей и было расселение.

Город – это мир вещей. При этом время любой вещи в отдельности в городе   не является временем города. У Города время движется в одном направлении, а у вещей в городе в другое. И движутся они в противоположных направлениях.  Город обновляется, растет, появляются новые институции, город стремиться в будущее. Любая вещь, любое здание, дорога, сеть водопровода после постройки начинает стремиться к разрушению. Они имеют свой проектный срок существования, и с момента своего появления, время начинает стремиться к нулю,  и когда они разрушаются, город просто вычеркивает их из своего реестра временных вещей и переключается на что-нибудь новое, вновь построенное.   Что в результате мы получаем? У нас инфраструктура на износе, она подходит к своему окончанию века, при этом во многих местах происходит выбывание социального фонда. Я не говорю про то, что жильё обветшало. Если посмотреть на Кировский район, то там, например, было два кинотеатра - сейчас ни одного. В настоящее время в городе возникли маятниковые потоки между районами и центром, на  которые никто даже  не рассчитывал. Людям пришлось ехать в другой район из дома на работу, за досугом, потому что досуга в тех районах нет. Это дополнительный трафик. Дошкольных учреждений вообще не осталось. Хорошо, что сейчас администрация стала выкупать дома культуры, которые были ведомственными. Там же десятки или сотни кружков, которых теперь нет. И за этим человеку нужно вести ребёнка опять в центр.

Всё это показывает, насколько наш город далек от комфорта.

 

- Появилась идея компактного города: компактный Закамск, компактная Гайва, компактный центр…

- Генпланом предложены правильные вещи с точки зрения ограниченности ресурсов. Т.е. у нас определённый бюджет, больше его не станет, по крайней мере, если не произойдет какое-то чудо. И с этой точки зрения он предлагает направлять усилия на уже застроенные территории, которые, скажем так, недоуплотнены.

В Генплане больше не строятся воздушные замки, которые существовали в социалистическую эпоху при планировании. В этом документе впервые описали конкретные мероприятия, которые нужно сделать, вплоть до реконструкции каких-то перекрёстков, узлов, и эти мероприятия завязались с бюджетом и сроком их реализации. Теоретически, выполняя эту программу можно прийти к улучшениям. Там есть конкретика, есть идеология, есть логика. Мы не идем в захват новых территорий, а пытаемся преобразовать существующие, и, как минимум, их не потерять. Это важный момент. Нет возможности даже у федерального уровня переселить 125 тыс. человек из Кировского района в Центр. Нереально. Будут созданы условия в Центре - люди будут туда переезжать. Но мне очень жалко людей, которые там в Кировском останутся. Они будут лишены всего, хотя это тоже наша территория города.

Администрация должна создать такие условия, чтобы бизнесменам было интересно помочь решить эту городскую проблему. Тут нужно гибкость в документы кратковременного действия вкладывать, не просто в Генплане. Тогда будет понятно, почему можно решить задачи, для чего не нужно расширение. Тут надежда на специалистов, нужно время, и даже не деньги, а именно время, чтобы специалисты подумали и приняли решение, как и что делать, чтоб смогли верно оценить все составляющие.

 

- А есть вещи, которые вообще стоит убрать из Генплана?

- Я с ходу не готов сказать, что если из документа что-то изъять, это не повлияет на какую-то другую часть. Он сбалансировано сделан. Отношение к каким-то территориям может быть изменено, сделаны перерасчеты. Конечно есть вопросы. И вопросы не к идеологии, а к оценке реальности и оценке рисков того , что будет если что то окажется не выполнимо никогда или не в том объеме. Как это повлияет, на другие составляющие документа, какой результат ждет. Насколько реально появится «зелёное кольцо»? И при этом что будет, если оно не появится? Будет ли плохо на соседствующих территориях в связи с тем, что заложены какие-то аспекты, которые должны выполняться, но на которые в ближайшей перспективе не планируется финансирование? Это вопрос мониторинга. Неплохо было бы, если на территории Перми располагался  градостроительный институт, куда постоянно можно было бы направлять в оперативном режиме задачи, чтобы они решали, оценивали результат. Силами чиновников это неправильно решать, специфика несколько иная.

 

- Насколько возможно в городе Перми развить общественный транспорт и тем самым разгрузить город от пробок?

- Достаточно серьезная проработка касается именно транспортной части. Это тоже городские обязательства, которые уже выполняются. При этом комплекс решений по устранению пробок связан, в том числе с тем, чтобы в отдаленных районах создавать что-то уникальное. Понятно, что концентрация в центре таких федеральных объектов как краевое правительство, драматический театр, оперный театр, приводит к дополнительному движению в центр. Но чем плохо, если бы появился в Кировском районе какой-то уникальный спортивный объект, а на Гайве – культурный? Они бы могли снизить эту нагрузку как минимум или перенаправить движение по недогруженным направлениям.  Также это наполнение отдалённых районов, так как нам специалисты показали, что основные проблемы создаются именно из-за перемещения через центр.

У меня есть интересное наблюдение. Например, жители Гайвы не ездят в Закамск. Им незачем друг к другу ездить. Даже нет транспорта, который бы соединял эти два района. Бизнес, который занимается транспортом, ответил – нет интереса, нет предложений. Все либо едут через центр, либо им незачем друг к другу ездить. Это немного абсурдная ситуация для города. Необходимо наполнение смыслами этих отдаленных районов. Нельзя терять их. Но это серьёзное политическое решение, которое нужно подкреплять и финансированием и действиями.

Потом, если потоки не уменьшаются, нужно предпринимать комплекс мер связанных с развитием общественного транспорта, чтобы уменьшить количество личного на улицах в то время когда это крайне необходимо. Но нужно как минимум поднять уровень и комфорт. Вот сделали выделенные полосы. Пару-тройку лет назад на улице Ленина частные автомобили занимали трамвайные рельсы, ехали по этой же полосе, не давали проехать трамваю. Не было бы выделенной полосы, он бы просто стоял в пробке со всеми. Теперь ситуация иная. Личные авто стоят в пробке, трамвай с пассажирами двигается в приличном режиме. Первый шаг сделан. То есть это направление из Генплана, которое уже выполняется.

Для велосипедистов выделили полосы. Некоторым это кажется абсурдным из-за короткого лета. Но тогда и большие балконы абсурдны. Мне кажется иначе. Если бюджет позволяет это выдержать, то почему бы не сделать перемещение велосипедистов более комфортным? Раз мы обделены солнечной летней погодой, то в те короткие летние дни мы должны получить «по максимуму» пользы, а не уменьшать в связи с малой целесообразностью. У нас должны быть большие террасы, где можно поставить стол, попить чаю. Есть возможность ездить на велосипеде, не сталкиваясь с автомобилями, не мешая пешеходам, то есть мы не думаем однобоко, а все-таки заботимся о разных участниках движения. К стати,  наличие этих полос помогло ограничить парковку.

 

- Если закончить транспортную тему, то надо ли закладывать в бюджет средства на строительство нового моста в связи с тем, что коммунальный - уже аварийный или направить средства на что-то другое?

- Конечно, средства закладывать необходимо. Я понимаю, что специалисты говорят, что денег на это нет. Это печально. Но это реальность. При этом идет реализация некоторых дорогостоящих проектов. Возможно, что придет время, когда проект моста станет единственным возможным из дорогостоящих для города  Вариантов рассматривалось масса. Если представить себе картину, что через 10 лет коммунальный мост нужно закрывать на капитальный ремонт или  на реконструкцию, и возможно по плотине КамГЭС по каким-то причинам не дадут передвигаться, то у нас останется один Красавинский мост. Тут у нас город на одном берегу возникнет автоматически. А за это время мы должны успеть еще, что-то там сделать интересное, комфортное, чтобы люди не стремились ехать работать в центр. И при этом понимать наступление времени не возврата, когда начнется строительство моста, а остальные уже выйдут из эксплуатации то будет поздно. И это будет новая реальность. Тут задачка ого-го…

 

- Возможны ли в Перми такие варианты «автономных домов» с собственным водозабором, канализацией, теплоисточниками? В Европе мы такие дома наблюдаем, а возможны ли такие у нас?

- Не совсем понятна картина с нормативкой. Федеральные нормативы, по-моему, не позволяют в миллионных городах делать автономные источники водоснабжения. Это, наверное, одно из основных препятствий. Нам всегда будут такие проекты «зарубать».

С другой стороны, если рационально размещать объекты, то не требуется автономных источников водоснабжения, нет с этим проблемы. И тарифы на подключение могли бы быть меньше. Это опять же политическое решение. Снижение тарифов, безусловно, повлияет на увеличение инвестиционной активности. Но приведет ли это к усилению социальной ответственности инвестора? Ему снизят стоимость затрат, которая очень большая. Он, конечно, будет готов строить, но надо ли нам это в чистом виде? Стоит подумать. Нужно взвесить: может быть, мы будем на стороне инфраструктурных монополистов, пусть они получают деньги, но мы попробуем нагрузить какой-то дополнительной «социалкой».

 

- Пусть детский сад построят…

- Да. Пусть детский сад строят, пусть в школу вкладываются. Опять же стоит пообщаться как минимум с УФАС и с региональной энергетической комиссией, насколько это правомерно, можно ли так сделать. Если можно, то стоит ранжировать территории, где необходимо увеличение строительной активности. Это было бы интересной возможностью для управления.

Обычный 16-тиэтажный дом - примерно 6 тыс. кв. м. Он требует 45-50 кубов воды, а это 8 млн руб за подключение. Серьёзные цифры. И электричество 210 кВт - тоже 5-7 млн. выходит. Вот такая нагрузка ложится.

С застройщика, который строит новое жильё, спрашивают математический расчёт этого потребления. В среднем домохозяйстве требуют применения норматива 2,84 человека. При том, что современный дом состоит на 40% из однокомнатных квартир, 40% двухкомнатных, остальные трёхкомнатные. И в этот дом не переезжают социально неблагополучные семьи. В этих однокомнатных квартирах обычно живет один человек, максимум два. И получается, что компанию-застройщика нагрузили выполнением техусловий с большим запасом. Зачем этот переизбыток ресурсов на объект, в которых он не нуждается.

Фактическое потребление по счётчикам теперь легко определяется. Вместо заложенных 50-ти кубов, дом потребляет 24 куба. То есть в два раза заложили прибыль монополисту, он просто получил по тарифу, но не подключил столько, сколько сосчитано. Этот резерв мог бы использоваться на социальное благо.

Если УФАС считает , что это не верно, чтобы понижали - можно рассчитать иной способ определения этой нагрузки. Но поискать крайне необходимо. Нельзя постоянно догмой пользоваться. Есть ощущение, что несколько искажаются смыслы: строят мало, - ну, тогда нужно снять столько с оставшихся, чтобы все затраты покрыть…



- Какие у вас есть ожидания от градсовета, который сейчас временно будет возглавлять губернатор?

- Может, не временно. Может, ему интересно этим заниматься. В Нижнем Новгороде губернатор занимается этим. Но очень сложно себе представить, каким образом это будет влиять на город, насколько это правильно с точки зрения муниципального суверенитета.

Я помню время, когда на градостроительном совете рассматривались даже входные группы в какой-нибудь магазин. Видимо, при отсутствии строительного бума это было необходимо. Но необходимости как раз в этом нет.

Меня что смущает? Я до конца не понимаю этого механизма. Каким образом решение градостроительного совета, например, об одобрении, будет выполняться инвесторами в том виде, в котором оно представлено. Какой механизм контроля будет? А если он не будет одобрен градостроительным советом, что помешает владельцу участка реализовать свои планы, и какие будут полномочия ему препятствовать? Не вижу их. Представляется ситуация при которой некоторые действия муниципалитета могут  привезти к нарушению закона муниципальными служащими.

Хотя, если политические мощные решения, по каким то объектам требуют поддержки губернатора, и будет площадка, на которой это будет представляться, это даст возможность развязать руки главе администрации, главному архитектору, то есть фактически получить всеобщую поддержку на разных уровнях, для того, чтобы всячески способствовать продвижению этого проекта. Дать себе возможность получить подтверждение в своей правоте или понять неправоту.

Должность главного архитектора не простая. Он каждый день должен ходить на работу и думать  только о городе. Каждый раз взвешивать интересы личностей и общества, принимать решения, которые кому то обязательно будут крайне неприятны. И принятие этих решений должно требовать серьезных волевых усилий и большой ответственности. Совет, на котором можно было бы не рассматривать здания, а задать вопросы и находить градостроительные решения - это было бы вообще здорово.

 

- Какой вопрос по генплану вам было бы любопытно задать пермякам?

- Хотелось бы понять отношение людей, как минимум, к высотности. Как они относятся к тому, что муниципалитет собирается регулировать высотность? На самом деле это важно. Считают ли они это защитой своих интересов? Потому что есть разные мнения, кто-то хочет жить на высоком этаже, а кто-то не хочет, чтобы у него во дворе появилась высотка. Как автомобилист, выходя из машины и становясь пешеходом, начинает кричать на тех, кто не пропускает его на «зебре». Хотелось бы понять, насколько они считают этот механизм регулирования возможным.

Второе: изменения, которые предполагаются в общественном транспорте, как жители относятся к тому, что будет создаваться приоритет общественного транспорта.

Как они относятся к попытке ограничить расползание города, потому что это серьёзная стратегия. Это должна быть не просто эмоциональная оценка, а попытка понять, мы имеем один кошелек, он определенного размера, и мы должны будем вкладываться в развитие не застроенной территории.

И главный вопрос: хотели бы они сами влиять на застройщика? Механизмы, которые выстраиваются - это механизмы влияния на продавца и изготовителя. Пожалуй, это хотелось бы услышать.

автор: Noda S. 5-09-2012, 09:11, просмотров: 2855, печатать,
  • Интервью с Ширяевой Л.Н.
  • Интервью с Головиным А.В.
  • Интервью с Суетиным В.П.
  • Интервью с Демкиным А.Н.
  • Интервью с Гладиковым А.В.



  • ИНФОРМЕР

    ОПРОС

    Оцените работу движка
    Лучший из новостных
    Неплохой движок
    Устраивает ... но ...
    Встречал и получше
    Совсем не понравился

    АРХИВ

    Сентябрь 2017 (1)
    Август 2017 (1)
    Июль 2017 (3)
    Май 2017 (3)
    Апрель 2017 (1)
    Февраль 2017 (2)

    ВХОД

    Яндекс цитирования Результаты антивирусного сканирования
    {counter}